Гостиница Лисичанск

Детальную информацию о номерах,
дополнительных услугах, условиях
бронирования и оптимальном маршруте
к гостинице можно узнать по номеру:

+38 (066) 822 88 28

Что произойдет в городе в свете того, что происходит на «Азоте»?

Азот, от греческого ἀζωτος — безжизненный. Из школьного курса химии мы знаем, что химический элемент азот — инертный газ, не поддерживающий ни горения, ни дыхания. Одно из устаревших его названий — испорченный воздух. И «Азот» всегда портил воздух во всей округе. Но при СССР был градообразующим, то есть практически как раз и давал жизнь горожанам — работу, зарплату, социальную защиту, деньги в бюджет, благотворительность… Со временем же он стал активно «сбрасывать» социалку — детские сады, лагеря, лечебную базу, культбыт, и оставался лишь бюджетообразующим. С тех пор, как предприятие купил Д. Фирташ, «Азот» все меньше участвует в городской жизни: принципы социалистической экономики безвозвратно сменяются «оскалом капитализма».

Эти внешние проявления свидетельствуют о внутренних процессах? Несомненно. Но о каких именно? Кипит там жизнь или начинает действовать мистика названия?

Официальные сведения более-менее позитивны. Например, в ведомственной газете, на сайте горсовета. Северодонецкий «Азот» занял второе место в рейтинге компаний ZIP – с ростом годового дохода в 81% по сравнению с 2010-м годом. Валовая прибыль Северодонецкого “Азота” за 2011 год увеличилась на 23,5% — до 63,871 млн. грн. Фирташ подарил городу 10 новых троллейбусов с рекламой банка, который открыл ему кредитную линию, и собирается, как говорят, подарить еще 10.

О других тенденциях говорит неофициальная информация, которую люди, заинтересованные в положительном имидже предприятия, называют слухами, а непредвзятые эксперты тщательно анализируют. «Азот» все больше становится «вещью в себе», абстрагируясь от города. Здесь готовятся к концептуальным реформам, в которых нет места социальной составляющей — в частности, заботе о занятости населения. Если сейчас здесь работают плюс-минус 7800 человек, программа реорганизации предусматривает оставить лишь 4000 работающих. Для «азотовцев» давно не секрет, что не обнародованы еще, но уже составлены списки на сокращение персонала. И тем, кто «подсуетился» и ищет другую работу здесь же, на предприятии, предлагают стать лаборантом вместо инженера-технолога, например. Чем увольняться, люди согласны и на такой неравноценный обмен. Если же увольняются, место уволившегося стараются, если возможно, тут же ликвидировать и вакансий не создавать. Сокращение числа работающих — один из путей снижения себестоимости продукции. Вполне понятно, что капиталист Фирташ стремится сократить непроизводительные расходы, чтобы сделать продукцию своего предприятия конкурентноспособной и получать больше прибыли. Он не обязан думать о сокращении безработицы в стране, улучшении здравоохранения, качестве дорог и транспортных проблемах города. Все это обязанности государства, власти, которую народ себе выбрал. Не нравится — выбирайте другую. А также обязанность государства— следить за тем, чтобы Фирташ не нарушал действующих законов при увольнении работников, не сокращал самовольно объема предусмотренного законами «социального пакета». А «звоночки» такие есть. Реализуется политика увольнений за малейшее нарушение дисциплины, которые увольнения не предусматривают. При этом, как говорят, применяется психологическое давление: чуть-чуть проштрафившемуся советуют не дожидаться увольнения «по статье», а уходить самому. Кто законов не знает, уходит.

Никто в здравом уме не возьмется оспаривать право капиталиста закрывать нерентабельные или такие, которые он считает бесперспективными для себя, производства, цеха, подразделения. Да, на «Азоте» остановили ряд производств — адипиновой кислоты, себацинку, поливинилацетатной дисперсии (белого клея), бытовой химии. Есть предпосылки к закрытию НТЦ и Центральной заводской лаборатории. Никто не удивится, если навеки или до улучшения конъюнктуры хозяин откажется от учебного комбината, газеты, профилактория… А уж дело власти проследить, чтобы не увеличились вредные выбросы, не пострадала техника безопасности, а оставшиеся без работы люди выжили в стране, которую она, власть, взялась вести к благоденствию. А если поработать немножко пророком? Фирташ активно скупает предприятия азотной химии, где сырьем является природный газ, поставляемый Россией. Что помешает ему продать всю эту химию «Газпрому», который сам себе снизит цену на газ и окажется вне конкуренции на мировом химическом рынке? Как такой вариант развития событий скажется на Украине, на Северодонецке, в частности? Думать об этом — тоже задача избранной нами власти.

Сейчас на некоторых рабочих местах на «Азоте» устанавливаются камеры слежения. Отношение к ним у самих работников разное. Одни считают, что «камеры дисциплинируют». Другие считают это нарушением приватности, ведь даже на рабочем месте человек не превращается в механизм. Какие масштабы примет этот процесс, как далеко в слежении за работниками намерен дойти собственник? Как это согласуется с украинским законодательством?

Словом, вместе с принципами управления капиталистическим предприятием неизбежно меняется и характер взаимодействия его руководства и городских властей. «Азот» больше не будет дойной коровой, а его хозяин — отцом-благодетелем. Не без того, что он поиграет в «социально ориентированный бизнес», но не более. Фирташ явно готов к этим изменениям. А Казаков? А исполком? Будут ли отцы города так же жестко гнуть свою линию, как капиталист? Или все «зависнет» на уровне выпадов в стиле Кукрыниксов? Найдут ли «отцы города» адекватный ответ и примут ли адекватные меры?

Ирина Чернобай

Фасад
Фасад здания
Номер
Номер гостиницы
Вход
Главный вход
Кафе-бильярд
Кафе-бильярд

© 2011 Гостиница "Лисичанск"
Карта сайта