Гостиница Лисичанск

Детальную информацию о номерах,
дополнительных услугах, условиях
бронирования и оптимальном маршруте
к гостинице можно узнать по номеру:

+38 (066) 822 88 28

Василий Волга: О радостях тюремной жизни

Девять месяцев я в тюрьме. Все девять месяцев я нахожусь на спецпосту. Спецпост – это несколько камер усиленного контроля с круглосуточным видео и аудио наблюдением. Камера размером 8 кв. м. Все "удобства" в "номере". С приходом весны в камере стало теплее и "удобства" особенно сильно пахнут.

Никак не могу привыкнуть к тюремным запахам. Что бы здесь ни пахло – все имеет какой-то характерный привкус. Описать его можно как затхло-кисловатый. Этот запах разит по всей территории тюрьмы и пропитал не только одежду и белье, но даже стены.

Мне кажется, что если когда-нибудь тюрьму разберут на кирпичи и решат из них что-то построить, то ничего, кроме тюрьмы, не получится. Уж слишком сильно новое строение будет пахнуть.

Причины моего настоящего положения мне достоверно известны. Я знаю заказчиков, знаю исполнителей и сейчас, в процессе судебного следствия, в деталях раскрываются фальсификации и подтасовки. Причем, все сделано достаточно топорно.

Нормой становится ситуация, при которой даже судьям "неуютно" от происходящего. Когда в очередной раз, во время судебного заседания, вскрывается подтасовка фактов или откровенное вранье прокуратуры, двое судей опускают глаза в стол, а третий смотрит в окно с таким видом, будто желает разглядеть детали происходящего во дворе.

27 апреля 2012 года

О радостях тюремной жизни.

Их не много, но они значительны.

1. Сон. Спать можно столько, сколько спится. Последние лет пятнадцать я плохо спал. Слишком напряженный график работы, истрепанные нервы и желание втиснуть в 24 часа как можно большее количество событий, просто уничтожили мой сон.

На свободе я спал мало, с трудом и без удовольствия. В тюрьме ко мне вернулся крепкий, сладкий и продолжительный сон. Так я спал, наверное, только в Военном училище. Именно в ту пору сон был ценностью и самоцелью. "Боец спит – служба идет". Все, кто служил в войсках, знают эту поговорку.

Пробуждение после крепкого, полноценного сна – это ощутимая физическая радость. Удовольствие. Утреннее счастье.

2. Чтение. Совершенно особый вид удовольствия. Пожалуй только в монастыре мне удавалось так полностью погрузиться в книгу. Поместив человека в тюрьму, Господь дает ему уникальную возможность прочесть все те книги, которые годами покупались и заполняли книжные полки домашних библиотек, в надежде когда-то их прочесть.

Для меня такой несбыточной мечтой был Достоевский. Раньше я не мог сказать, какой из писателей прозаиков мой любимый. Я восхищаюсь Толстым, Куприным, Чеховым, Набоковым, Шолоховым, Теккереем, Драйзером, Вербером, Пелевиным, Селенджером, Гришковцом, Куприным, Акуниным, Веллером и многими другими, но лучшего, любимого и самого гениального я выделить не мог.

За девять месяцев тюрьмы я, среди прочего, прочел всего Достоевского. В тюремной библиотеке имеется полное собрание сочинений в пятнадцати томах. Теперь я могу сказать: Достоевский – гений. Равных ему нет. Ни один писатель не смог так глубоко заглянуть в человеческую душу и рассказать об этом.

3. Прогулка. Ежедневно. В любую погоду. Не меньше часа. Столько я не был на свежем воздухе уже лет двадцать.

4. Физические упражнения. Всё время прогулки я тренируюсь. Приседания, подтягивания, отжимания, упражнения для пресса. Интенсивная тренировка продолжительностью не менее сорока минут – главное лекарство от депрессии. Спортсмены знают это блаженное чувство отдохновения после тренировки.

Не заниматься физическими упражнениями в тюрьме нельзя. В условиях ограниченной подвижности, испорченного воздуха и гнилой воды тело человека разрушается за полгода.

Я не верю Александру Дюма. Его "Узник замка Иф" - фантазия чистой воды. Поместите человека в одиночную камеру, не дайте ему книг, не выводите на прогулку и через год это будет овощ, ни на что не способный.

5. Продуктовые передачи. Домашняя пища. Обычные в домашних условиях вещи, такие как пельмени и жареная картошка, становятся верхом кулинарного искусства, а домашняя котлета – навязчивой идеей.

Предвкушение ужина из домашних продуктов – два часа удовольствия. Его потребление – десять минуть блаженства. Время после ужина – наслаждение сытостью.

6. Свидание с родными. Это главное и наиболее насыщенное переживаниями событие тюремной жизни. Но это слишком личное. И я вам об этом не расскажу.

29 апреля 2012 года

Заболел.

Вообще-то я крепкий парень. Всю свою жизнь я занимался спортом. К своим 44 годам я имею такую физическую форму, которой может похвастаться мало кто из двадцатилетних. В тюрьме никто не подтягивается 25 раз. Кроме меня.

Но у меня хронический бронхит. Предательская болячка. Всегда дает о себе знать в самый не подходящий момент. Приобрел я ее во время службы на Севере. Как-то, будучи начальником караула, я пошел самостоятельно проверять посты. Моряк, который должен был идти со мной вторым номером, поломал ногу и остался в карауле ждать врача.

Полярная ночь. Ветер 30 м/с. С ног сбивает. Метет так, что не видно никаких ориентиров. Я сбился с тропинки и заблудился в тундре. Пока меня нашли, я промерз до костей. Было очень больно. Тот, кто переживал боль от холода, знает о чем я. Двухстороннее воспаление легких и, как остаточное явление, хронический бронхит.

Вообще, болеть в тюрьме не рекомендуется. Особенно здесь не рекомендуется иметь болезни сердца, легких, печени, почек, желудка, опорно-двигательного аппарата и сосудистые заболевания. В Лукьяновке, обычно, сидит от трех до пяти тысяч человек. Почти все чем-то больны. Из медперсонала в наличии - начальник медсанчасти, его заместитель и фельдшер. Да, совсем забыл, есть еще два зубных врача. Причем, метод лечения у них однозначный и радикальный. Так что проблем с зубами иметь тоже не рекомендуется.

Четверо суток я барабанил в дверь. Требовал врача. Писал жалобы прокурору. Бесполезно. Кашель совсем замучил. Пришлось обращаться к блатным. Выручили. Подкинули антибиотики. Сегодня начал лечение.

30 апреля 2012 года

О психологической совместимости.

Важная деталь.

С сокамерниками приходиться проводить времени больше, чем когда-либо и с кем-либо. У заключенных нет никакой возможности отдохнуть друг от друга. Редким исключением является следственные действия и суды. В среднем два раза в месяц на несколько часов.

Все остальное время – 24 часа в сутки, день за днем, ежеминутно, непрерывно находясь в тесном пространстве закрытой камеры, вы видите, слышите, чувствуете другого человека или нескольких людей.

У каждого своя энергетика, свои запахи, свои тараканы в голове. Разные уровни воспитания и образования. Мне приходилось сидеть с мошенниками, убийцами, наркоманами. Я выслушал десятки историй жизни. Трагедии, глупости, предательства, невероятная любовь, неудовлетворенное чувство мести, суициды.

И все это на 8-ми квадратных метрах, 24 часа в сутки.

Как с этим справиться?

Нужно быть сильным. Нельзя раскисать и расслабляться. В случае необходимости, идти на конфликт и ничего не бояться. Страх почувствуют сразу и вас уничтожат.

Отвоеванное пространство и положение – основа психологического равновесия. Психологическое равновесие – необходимое условие хорошего настроения. Хорошее настроение и оптимизм – необходимое условие выживания.

Проще говоря, если вы себя не знаете, полгода тюрьмы все объяснят – кто вы и где ваше место!

Недавно Ладушка – это моя жена – отыскала где-то дневники Сергея Бодрова. Я был поражен ясностью и правдивой простотой изложения. "Достоинство должно быть всегда сильнее любого страха". Это написал Бодров. Просто, сильно и по-мужски. В моем деле соотношение трусов к мужчинам составляет 3:2.

Честно говоря, я думаю, что для нашей страны еще не все потеряно, если эта пропорция распространена на все мужское население Украины. Страна, в которой на трех трусов приходится двое мужчин, имеет будущее!!

30 апреля 2012

Шмон – тотальный обыск камеры. Очень не приятное мероприятие. Заключенных выводят из камеры, выстраивают на продоле, лицом к стене. Обыскивают с использованием электронных устройств.

Ищут везде. Обязательно снимают обувь и заставляют снять носки. По интимным местам проходятся металлоискателем и, в случае необходимости, не брезгуют пошарить руками у вас в трусах.

По завершению обыска заключенных вся шмон-команда – это два-три человека – заходят в камеру и на протяжении полутора-двух часов ищут. Попробуйте представить тщательный обыск на восьми квадратных метрах, тремя опытными тюремщиками на протяжении 2-х часов. После это камера напоминает разрушенный Рейхстаг в мае сорок пятого.

Ищут телефоны, сим-карты, зарядные устройства, наркотики, шприцы, деньги, электроприборы, заточки, спиртное, соду, уксус и вообще все, что посчитают неположенным.

После такого шмона матрасы разодраны, крупы рассыпаны, одежда порвана и разбросана, книги изуродованы, плинтуса оторваны, стены просверлены в нескольких местах. И все это покрыто слоем побелки и цемента, который выковыряли из стен…

Именно такой шмон я пережил сегодня. Вот только закончили убирать и материться.

Во время шмона у меня изъяли галстук и наручные часы стоимостью 50 гривен.

Мракобесы! Демоны демонические! Ну да Господь с ними.

Пусть некоторым участникам процесса сегодня станет хорошо на душе, когда они узнают, что мой галстук, который так не давал им покоя, все же изъяли.

01 мая 2012 года

Кажется, пошел на поправку. Курс антибиотиков делает свое дело. Терапевта я так и не дождался. Его в тюрьме просто нет, а тот, которого приглашали из районной больницы, – в отпуске. Но зато меня отвели на рентген.

После рентгена мне сообщили радостную вещь: "можете быть спокойны – туберкулеза у вас нет. У вас обычный бронхит". С этим диагнозом меня отвели обратно в камеру и попросили больше не надоедать. Мол нечего серьезных людей с такой ерундой беспокоить. Ну да Господь с ними. Антибиотиками я уже разжился – выкарабкаюсь.

Какая удивительная погода стоит! Сегодня первый раз за неделю вышел на прогулку. Тепло. Очень жаль, что Солнца не видно. Прогулочные дворики крытые и видно только краешек неба. Синее, прозрачное.

Не знаю, может кажется, но небо в Украине другое. В том смысле, что не такое, как в других странах. В Англии оно серое и безрадостное. Во Франции низкое и очень рельефное, как продолжение увесистой архитектуры Триумфальной арки. В Голландии небо сельскохозяйственное. Оно невероятно дополняет повсеместно пасущихся коров. Или может это коровы дополняют голландское небо? Они такие чистые и красивые, будто их каждое утро моют в автосервисе. Небо Испании – высокое, прозрачное, курортное.

А вот наше небо – домашнее! Оно уютное, доброе. Моё небо – это небо Полтавщины, Харьковщины, Херсонщины. Именно здесь, именно в этой части Украины, небо и земля дополняют друг друга. Сливаются. Становятся одним целым. Неразделимым и безграничным…

Кстати, всех с праздником!

02 мая 2012 года

День Рождения сына!

Старшего Василия. Василий Васильевич Волга! Правда звучит?! Ему исполнилось 24 года. Талантлив, одарен, чертовски красив.

Он достойно носит фамилию Волга. Я им очень горжусь! Волга. Совсем взрослый. В прошлом году закончил университет им. Драгоманова. Факультет политологии. Уже три года живет сам. Сам зарабатывает себе на жизнь. Его бизнес потихоньку набирает обороты. Думаю, еще пару-тройку лет, и Василий уверенно встанет на ноги.

Кажется, влюбился. Живет с девушкой, которую хочет представить мне в качестве своей невесты. Тюрьма помешала. Приводить ее ко мне на суд я запретил. Не хватало, чтобы девушка знакомилась со своим будущим свекром через решетку в зале суда. Когда познакомимся – Боженька распорядится.

Во как оно развернуло! Осталось еще встретить в тюрьме День Рождения младшего сына Ильи. И круг замкнулся. Дни рождения дочерей, сыновей, жены, матери, тещи, сестры, племянницы и годовщина смерти отца… Все это сам.

В каменном колодце под названием тройник.

Мой отец умер 26 февраля 2011 года. За пять месяцев до моего ареста. Слава Богу, я его похоронил по-людски. Не представляю как бы я переживал его смерть в тюрьме. Сразу после ареста я думал: "хорошо, что он всего этого не видит". А сейчас жалею, что он всего этого не видит. Он бы мной гордился. И может быть, в нашем споре с ним, который длился всю жизнь, была бы поставлена точка.

Мы с отцом по-разному смотрели на жизнь. Точнее на меня в этой жизни. Он с раздражением отрицал мою заявку на исключительность, а я яро ненавидел серость и посредственность.

Каждое свое достижение я, как на блюдце, приносил к нему на суд, а он, словно Конфуций, твердил: "хочешь прожить жизнь счастливую – проживи ее незаметно".

Так мы и не поставили точку в нашем споре. Каждый остался при своем…

Фасад
Фасад здания
Номер
Номер гостиницы
Вход
Главный вход
Кафе-бильярд
Кафе-бильярд

© 2011 Гостиница "Лисичанск"
Карта сайта