Гостиница Лисичанск

Детальную информацию о номерах,
дополнительных услугах, условиях
бронирования и оптимальном маршруте
к гостинице можно узнать по номеру:

+38 (066) 822 88 28

Кто же такие «ритарские служивые» или рейтары?

Ре́йтары (от нем. Reiter – «всадник»). Изначально название использовалось по отношению к конным наёмникам из Южной Германии. Позже оно распространилось на все наёмные конные полки в Европе.

В России XVI–XVII вв. ре́йтары принадлежали к полкам «Нового строя». Первый рейтарский полк был сформирован указом царя Михаила Фёдоровича от 10 июня 1632 года. А в 1651 году царём Алексеем Михайловичем учреждён Рейтарский приказ.

На юге России в результате военно-административной реформы было создано и постоянно существовало крупное военное соединение — Белгородский полк. В подчинении белгородского воеводы была подвижная армия, в которой среди полков нового строя драгунских и солдатских были и рейтарские полки. В то же время служилые люди городовой службы составляли гарнизоны городов, охранявших Белгородскую черту.

В арсенале ре́йтаров было как холодное, так и огнестрельное оружие. Огнестрельное – это тяжёлые крупнокалиберные пистолеты, а холодное – меч, выступавший лишь в качестве запасного оружия. Характерно и ношение рейтарами доспехов, аналогичных кирасирским. В бою, в отличие от драгунов, рейтары не спешивались, а стреляли прямо с коня. Изначально в рейтарских полках преобладали дети боярские. Рейтарская служба считалась наиболее почетной среди других служб в полках нового строя.

Рейтары выделялись среди всей русской конницы выучкой и снаряжением. Именно о них в 1660 году польский хронист Веспасиан Коховский писал: «Конница щеголяла множеством чистокровных лошадей и хорошим вооружением. Ратные люди отчётливо исполняли все движения, в точности соблюдая ряды и необходимые размеры шага и поворота. Когда заходило правое крыло, левое стояло на месте в полном порядке, и наоборот. Со стороны эта стройная масса воинов представляла прекрасное зрелище».

Были среди предков нынешних боровчан и представители вполне мирных занятий. Это поповские дети, крестьяне и… О третьей группе хочется поговорить отдельно.

Итак, поповские дети.

В Боровской слободе «Ис поповых детей» всего три двора. Хозяева двоих из них Улян Василев сын Байдин 47 лет и Макъксим Иванов сын Попов 40 лет. Прозвища-фамилии этих боровчан существуют и по сей день. Чего не скажешь о прозвище хозяина третьего двора, 35-летнем Поликарпе Ивановом сыне Сыромятникове уже известном нам управителе Боровской слободы. Но в начале о сословии поповских детей в целом.

В Древней Руси доступ в духовенство был широко открыт для каждого желающего, и никакими стеснительными постановлениями духовенство тогда связано не было: каждое духовное лицо могло оставаться или не оставаться в духовном звании, свободно переходить из города в город, от служения в одном храме в другой; дети духовных лиц тоже ни в чём не были связаны своим происхождением и могли избирать, какое хотели поприще деятельности. В духовное звание в XVII веке могли вступать даже люди несвободные, и землевладельцы того времени часто имели священников из «крепких» (крепостных) им людей. В духовенство шли охотно потому, что здесь было больше возможности найти заработок и легче избежать тягла.

Низшее приходское духовенство было тогда избирательным. Прихожане могли выбирать из своей среды подходящего для священнического сана человека, затем давали ему грамоту о выборе и посылали «ставиться» к местному архиерею.

Московское правительство, оберегая платёжные силы государства от убыли, давно стало предписывать городам и сёлам, чтобы они на убылые священнические и дьяконские места выбирали детей или вообще родственников умерших священнослужителей, рассчитывая, что такие лица более подготовлены к священству.

Поэтому к XVII веку дети священнослужителей, хотя и могли войти путём службы в любой чин, предпочитали ждать очереди, чтобы занять духовное место. Церковный клир оказывался чрезвычайно переполненным детьми духовенства, старыми и молодыми, ожидавшими «места», пребывающими при отцах и дедах священников в качестве пономарей, звонарей, дьячков и т. п.

Пётр, установив штаты духовенства, в 1716 году издал распоряжение к архиереям, чтобы они «не умножали священниковъ и дьяконовъ», и облегчил выход из духовного звания. Белое духовенство (попы), зависевшее во всём от прихожан, жило тем, что приносило исправление требы, а при всеобщей бедности оно очень бедствовало.

Сократив количественно белое духовенство и затруднив доступ в него новых сил со стороны, Пётр как бы замкнул духовное сословие в нём самом. Тогда-то и приобрели в жизни духовенства особое значение кастовые черты, характеризуемые обязательным наследованием сыном места отца.

По смерти отца, служившего священником, поступал на его место старший сын, бывший при отце дьяконом, а на его место определялся в дьяконы следующий брат, служивший дьячком. Дьячковское место занимал третий брат, бывший прежде пономарём. А если братьев недоставало на все места, вакансия замещалась сыном старшего брата или только зачислялась за ним, если тот не подрос.

На духовенство Петр возложил тяжкие обязанности. Священник не только должен был обязательно славословить и превозносить все реформы, но и помогать правительству в сыске и уловлении тех, кто поносил деятельность царя и враждебно к ней относился.

Если на исповеди вскрывалось, что исповедующийся совершил государственное преступление, причастен к бунту или злоумышлениям на жизнь государя, его семьи, то священник должен был под страхом казни донести о таком исповеднике и его исповеди светскому начальству. Кроме того духовенству вменялось в обязанность разыскивать и при помощи светского начальства преследовать и ловить раскольников, уклонившихся от уплаты двойных податей.

Ознакомившись в целом с положением белого духовенства –священников (попов) и их (поповских) детей становится понятным, что не от хорошей жизни пришли сюда Улян Байдин и Макъксим Попов. По-видимому, в Боровскую слободу привело их отсутствие возможности иметь свой приход и решение устроиться, перейдя в иное сословие, чтобы жить службой и собственным трудом.

В семье Уляна Байдина числится 10-летний племянник, и, судя по прозвищу, сын брата. И кроме того в подушном окладе у Байдина состоит 86-летний работник Агафон Григорев сын Сеявской. Трудно, конечно, представить, каким он был работником в таком возрасте, легче вообразить, что престарелый Агафон был на попечении хозяина. Это по-христиански. И для современников пример.

Похоже не лишен христианского альтруизма и другой поповский сын Макъксим Попов, в дворе которого, кроме годовалого сына, числится ещё и младший, сводный брат и 8-летний сирота, без указания прозвища и имени отца.

И всё-таки особый интерес вызывает личность Поликарпа Сыромятникова, который будучи из поповских детей, являлся и первым известным нам управителем Боровской слободы.

Фасад
Фасад здания
Номер
Номер гостиницы
Вход
Главный вход
Кафе-бильярд
Кафе-бильярд

© 2011 Гостиница "Лисичанск"
Карта сайта