Гостиница Лисичанск

Детальную информацию о номерах,
дополнительных услугах, условиях
бронирования и оптимальном маршруте
к гостинице можно узнать по номеру:

+38 (066) 822 88 28

О «Родительском комитете» и ювенальной юстиции

В Интернет-газете «Мой город» было размещен материал и довольно много комментариев ОО «Родительский комитет», в которых упоминались ЛОО КИУ или я, как руководитель этой общественной организации. Не беда, что эта информация была исключительно негативная, по крайней мере, хорошо, что знают. Еще важнее, что Елена Шульга пишет о вещах, которыми мы занимаемся профессионально, поддерживая работу Детского правозащитного центра.

Но сначала немного личной информации. Моя дочь с золотой медалью закончила северодонецкий лицей, а затем с отличием Киевский институт журналистики. Еще обучаясь в вузе, работала обозревателем в известнейших украинских изданиях - «Киевский телеграф» и «Дело». В 26 лет с зарплатой в 1700 долларов была заместителем шеф-редактора издательства «Билдинг», выпускающего несколько специальных изданий. Потом тяжело заболела моя супруга – мать моей дочери. И на два года о профессиональной карьере ей пришлось забыть. Ведь только в различных клиниках и больницах, рядом с матерью ей пришлось пролежать в сумме семь месяцев. Сейчас болезнь в основном отступила, и дочь возвращается в профессию. Она сильно отстала от своих друзей и подруг, которые сейчас возглавляют PR-компании или работают ведущими на центральных телеканалах. Но я уверен, что она - трудоголик и умница, их догонит.

Мой сын до серебряной медали в лицее немного не дотянул, да и вуз закончил без отличия. Правда, это самый «трудный» в Киевском политехе Физико-технический институт. Вступительный балл там был самым высоким в КПИ, и треть студентов из группы, в которой сын учился, были отчислены за неуспеваемость в первые два года. Уж очень серьезные там требования. Сейчас сын тоже живет в Киеве, работает в компании, разрабатывающей софт преимущественно для зарубежных фирм, зарабатывает 2000 долларов. Для его 25 лет достаточно неплохой уровень.

Я изложил эту информацию, чтобы задать вопрос: могу ли я говорить как родитель или такое право есть только у членов возглавляемой Еленой Шульгой организации?

Теперь о вопросах, в отношении которых у родителей, входящих в состав общественной организации «Комитет избирателей Украины», и у родителей, входящих в состав общественной организации «Родительский комитет» - прямо противоположные взгляды. Мы действительно за ювенальную юстицию, а Елена Шульга и ее единомышленники против. Но условимся сначала о терминах. Согласно Википедии, ювенальная юстиция (лат. juvenālis — юношеский; лат. jūstitia — правосудие) — правовая основа западной модели системы учреждений и организаций, осуществляющих правосудие по делам о правонарушениях, совершаемых несовершеннолетними. В узком смысле слова ювенальная юстиция – это специализированный суд, который рассматривает только дела несовершеннолетних правонарушителей. В таком суде судьи имеют не только юридическую, но и педагогическую подготовку, при рассмотрении дела учитывают возрастные особенности обвиняемых, никогда не называют их преступниками – только правонарушителями... И прочее. Мы так часто наблюдали, как взрослые, привыкшие к «общению» с матерыми преступниками, топчутся по судьбам оступившихся детей, что категорически за то, чтобы такие суды были и в Украине. И я совершенно не понимаю, почему против таких судов Елена Шульга.

Может потому, что они рассматривают и вопросы лишения родительских прав? Но тогда в подобном неприятии нет логики: сегодня дела о лишении родительских прав с успехом рассматривают суды общей юрисдикции. Если так, то при чем тут специализированный суд для несовершеннолетних, если в действительности дело совсем в другом.

В вопросах защиты прав детей мы не теоретики и, тем более, не религиозные ортодоксы. Мы сталкивались с практическими случаями столь чудовищного обращения биологических родителей со своими детьми, что у нас, тоже родителей, не было ни малейшего сомнения – у подобных мамаш (отцов) детей нужно забирать немедленно. Лет десять назад к нам в приемную обратилась мамаша, которую собирались лишить родительских прав. Мы отказали ей в помощи, и вот по какой причине. Многодетная семья проживала в общежитии в ужасающих бытовых условиях. Мать оправдывала это тем, что она и муж не имеют работы. А потому – нет денег. Но причиной лишения ее родительских прав (и осуждения) было не только это: у нее умер ребенок, которому исполнилось несколько месяцев. Врачи, осматривавшие тело ребенка, были в ужасе: в многочисленных ранках на теле крошечного человечка еще при его жизни завелись черви. Выполнить категорическое требование врача скорой помощи о немедленной госпитализации ребенка мать отказалась. Опять-таки сославшись, что денег нет. И ребенок умер. Представляете, в каких мучениях? Нам известно, что сейчас эта мамаша добивается восстановления родительских прав в отношении детей, которые у нее выжили. Вполне возможно, что сейчас она входит в «Родительский комитет» и тоже активно борется с «тлетворным влиянием».

Еще один вопрос, разделяющий двух родителей, меня и Шульгу - это отношение к школьным программам. Должны ли быть в них предметы, которые способствуют подготовке ребенка к взрослой жизни, к ее реальным рискам? Вроде нежелательной беременности, СПИДа, наркозависимости и вероятной смерти от нее? Или нужно рассчитывать на то, что родителям удастся изолировать детей от улицы, где они получат всю эту информацию в искаженном виде. Да еще в романтизированном - ввиду табу взрослых на такую информацию.

Я, как родитель, за то, чтобы в школьной программе такие уроки были: моим детям они были полезны, будут такими, я надеюсь, и для моих внуков. Елена Шульга и ее единомышленники вправе считать, что подобные уроки их детей растлевают. В реальной жизни часто встречаются ситуации, отношение к которым у людей прямо противоположное. Выходов их них только два. Первый: по тоталитарной традиции признать одно из мнений правильным, а второе вредным. И уничтожить второе на корню. Второй: признать оба мнения имеющими право быть. И, по возможности, учитывать их в реальной жизни. Но обязательное для исполнения решение в этом случае принимают власти, избранные большинством населения. И специалисты.

Два с половиной века назад безбожник Вольтер написал знаменитую фразу: "Я ненавижу то, что Вы говорите, но я отдам жизнь, чтобы Вы могли это говорить". Я категорически не приемлю большую часть того, что говорят Елена Шульга и ее сторонники из «Родительского комитета», считаю их доктрину тем, что в советские времена называли религиозным мракобесием. Точно также я не согласен с большей частью того, что говорят геи из луганского объединение «Наш мир». Но и те, и другие имеют право быть, имеют право говорить и имеют право быть услышанными. И в обеспечении этого права и тем, и другим наша организация готова способствовать.

Отзыв, распространенный пресс-службой ЛОО КИУ, ни в коем случае не касался деятельности ОО «Родительский комитет», в нем дана оценка действий органа власти. Которые в данном случае мы оценили как навязывание работникам сферы просвещения моделей, не соответствующих потребностям современности. И в дальнейшем наша организация будет давать оценки событиям, фактам, действиям власти – согласно своего собственного видения.

Алексей Светиков, председатель правления ЛОО КИУ

Фасад
Фасад здания
Номер
Номер гостиницы
Вход
Главный вход
Кафе-бильярд
Кафе-бильярд

© 2011 Гостиница "Лисичанск"
Карта сайта