Гостиница Лисичанск

Детальную информацию о номерах,
дополнительных услугах, условиях
бронирования и оптимальном маршруте
к гостинице можно узнать по номеру:

+38 (066) 822 88 28

Историческая топография озёрного края

Чтобы познакомиться с прошлым озёр Боровского края, понадобится приложить немало усилий в поисках карт минувших столетий. При этом, едва ли сыщется карта с озёрами, относящаяся к XVII веку. Ведь тогда вся територия Боровского юрта входила в состав земель Войска Донского, и казакам недосуг было заниматься картографией – их звали военные походы, а в мирное время повседневные заботы в своих юртáх. Здесь в богатых зверем и рыбой лесных «уходьях» казаки знали наперечёт каждое озеро и каждый ерик (ручей). При этом соблюдали и территориальные границы с соседями. Да и как иначе, если по законам донцов границы юртóв утверждались решением Войскового Круга. И за верность их, нерушимость отвечали хорошо знавшие местность авторитетные пожилые казаки, именуемые «правдами».Что же до России, имевшей постоянный интерес к Землям Войска Донского, то в допетровскую эпоху картографии в современном понимании, по сути ещё и не было.

Карты того времени были очень примитивны и скорее напоминали не совсем удачные чертежи, где пропорциональность географических объектов вовсе отсутствовала. А сведения о различных частях государства и его пределах были описательного характера. Пример тому, дошедшая до нас «Книга Большому Чертежу», памятник культуры XVI века, графического выражения которой, похоже, не сохранилось.

Первые карты с Боровским городком

В Петровскую эпоху положение меняется. Войско Донское Донское попадает в сильную вассальную зависимость от России. И если прежде к казакам бежали, зная, что «С Дона выдачи нет», то теперь всё население переписывалось, а беглых наказывали и возвращали на прежние места. В колонизационной политике молодого и активного государя Подонцовье приобретало всё более важное значение. И поэтому неслучайно в 1699-1700 годах, с целью поиска лесов для кораблестроения, сюда прибывает капитан московских стрельцов Иван Верховский.

Известно, что, после обследования территории в среднем течении Северского Донца, Иван Верховский предоставил отчёт с описанием природных ресурсов края и сведениями о существовании казачьих городков, в числе которых был и Боровской. На этом изучение края не останавливается и через три года в 1703 году на Дон и Северский Донец направляются стольники Михаил Пушкин и Максим Кологривов. Их цель была уже более практическая: перепись городков и выселения оттуда беглых. Впрочем, как и у капитана Верховского, и у Г.Скурихина, прибывшего вслед за Пушкиным и Кологривовым, топографические данные о крае носили лишь описательный, хотя и небесполезный для государства характер.

Вскоре на описанной территории развернулись события, всколыхнувшие не только Дон, но и часть Юго-Восточной России – Булавинское восстание… с трагическим финалом для большинства городков Подонцовья.

Восстание было жестоко подавлено, и Среднее Подонцовье отпало от Войска Донского. Донцы утратили былую волю, а земли их, выше Лугана, отошли усмирявшим казаков полкам слобожан и дворянам. Правда, вскоре для непосредственной охраны пограничья на землях бывших юртов всё-же разрешили селиться избежавшим наказание донцам и служилым, прибывшими с земель Белгородского разряда. Земли то без казаков оставались открытыми для татарской агрессии.

Так, на пепелищах городков появились однодворческие слóбоды, по форме и назначению напоминавшие станицы донцов с атаманами во главе. О чём свидетельствует фрагмент в описании слободы Боровской у Филарета (Гумилевского), где сказано, что «в святогорском синодике, между делавшими вклад в монастырь в 1718 году, записаны Боровский О. Варсонофий и Боровской атаман…». Именно атаман, а не какой другой управитель.

Через 10 лет в октябре 1728 года из Воронежской губернской канцелярии в Бахмутскую провинцию прибыли двое геодезистов: Иван Шишков и Петр Лупандин. Их целью было описание заповедных лесов и сочинение ландкарт, т. е. географических карт этой местности.

Дело в том что, до Петра помещики владели землями условно, при его же правлении и после земля превратились в полную наследственную собственность преимущественно дворянского сословия. Ну а дворянство, естественно, нуждалось в установлении твердых, охраняемых законом границ их земельных владений. На этой основе сформировалась система межевания земель и учета недвижимости в России, возникла и развивалась отечественная геодезия и картография.

Вернёмся, однако, к Боровскому. По данным луганского историка-краеведа Подова В.И., в Центральном государственном архиве древних актов в Москве он обнаружил интересные документы с описанием Шишковым и Лупандиным заповедного леса по Северскому Донцу и впадающим в него рекам. В описании достаточно подробно представлено Боровское. «Приведены его координаты — географическая широта от экватора и долгота. При городке, подчеркивают геодезисты, сосна средней толщины…». Что же до самой карты, составленной геодезистами, то она пока не найдена…

1730 год

К счастью, краеведческие разыскания вывели меня на другие, дошедшие до нашего времени карты XVIII века с землями Боровского края. На первой из них, относящейся к 1730 году, топографический знак слободы Боровской в составе Бахмутской провинции Воронежской губернии. Слобода находится на левом берегу Северского Донца, чуть выше места впадения в него реки Боровой.

Правда, указанное эдесь положение отлично от места размещения прежнего Боровского городка, на извесных картах петровской эпохи.

На первой из них (русскоязычной) от 1696 «боровской», так же как и на второй от 1699, городок, обозначенный голландцами как WoroSskoi проецируется на левом берегу Донца, почти непосредственно против устья его правого притока Донца реки Belenkaja.

Что же это, ошибка картографов или в самом деле однодворческая слобода Боровская в 1730 году находилась именно там? Ответить пока не удаётся…

В целом карта 1730 года очень обобщающая, и не несёт подробной информации о топографических особенностях Боровского края. Даже леса, представляющие особый государственный интерес, обозначенны лишь в среднем течении речки Боровой со стороны её левого берега. А вот озёра – те на карте вовсе отсутствуют. Почему так? Возможно, потому, что обозначались лишь стратегически важные объекты, а таковыми в нашем лесостепном крае были прежде всего леса, реки, да ещё и множащиеся населённые пункты.

1745 год

На следующей карте из Атласа России 1745 года мы можем видеть Боровской как город Бахмутской провинции Воронежской губернии. Он представлен на левом берегу Донца.

Фрагмент карта 1745 года и топографический знак,обозначающий «Город» Borowskoi

Речка Боровая здесь не показана. Но обозначены другие притоки Донца: Красная и Айдар, в междуречьи, которых кроме Боровского присутствуют и другие «городы»: Краснянской, Новóй Айдар и Трёхизбенск. А соответственно к западу и востоку от междуречья Красной и Айдара находятся Сухаревск и Старóй Айдар. Примечательно, что леса на карте обозначены лишь в верховьях названных речек.

1750 год

Далее в коллекции следует «Достоверная ландкарта между рек Днепра и Донца», представляющая зимовники запорожцев, и «сочинённая в 1750 году в мае месяце».

Как известно, запорожские казаки, после ослабления крымцев, стали обживать земли правого берега Северского Донца. Свои зимовники они располагали обычно вдоль небольших степных речек, в укромных местах, часто близ урочищ. А вот левый берег, ниже Святогорского монастыря, продолжал колонизироваться слободскими полками.

Населенные пункты, упомянутые в 1745 как города Бахмутской провинции снова обозначенные здесь как слободы, но в уничижительной форме: Сухоревка, Краснянка, Трехибень и другие. Среди них лишь слобода Боровская вернула прежнее имя. Причём заметно,что на этот раз место её на карте находится ближе к устью Боровой, чем к устью одной из Беленьких, расположенных на правобережьи Донца. При этом, на противоположном от Боровской слободы берегу Донца видим два запорожских зимовника. А вот леса и озёра на этой карте не обозначены вовсе, впрочем, нет на ней и топографической сетки.

1767 год

Нет сетки и на следующей карте, относящейся к 1767 году и представляющей фрагмент «Плана Бахмутского городского уезду».

Обратим внимание на впадающие в Донец с правого берега двух уже упомянутых речек, Верхней и Нижней Беленьких. Местоположение Боровской слободы здесь определяется примерно на средине линии, соединяющей проекции устьев названных речек. Причём, как ни удивительно, но всё-таки ближе к устью Нижней Беленькой. А вот ближе к устью Боровой находится слобода Воеводовка.

Восточнее Боровской, на речке Ольховой, находится расположена слобода Муратова. Севернее Боровской протекает левый приток Боровой - речка Ерик. На этой речке расположены две слободы, Смолянинова и Весёлая. К востоку же от истоков Ерика и Ольховой течёт река Айдар. И хотя озёра на этой карте также не представлены, лес показан и занимает не менее двух третьих этого межречного пятиугольника. А вот безлесная зона в виде широкой полосы тянется от Воеводовки, до самой Боровской слободы, находящейся уже в лесистой зоне.

В целом, несмотря на заметную непропорциональность в представлении топографических объектов, «План Бахмутского городского уезду» наглядно представляет основные населённые пункты и лесные ресурсы края, необходимые для строительных и фортификационных целей на безлесном правом берегу Донца, где, как известно, размещались роты славяно-сербских гусар.

Фасад
Фасад здания
Номер
Номер гостиницы
Вход
Главный вход
Кафе-бильярд
Кафе-бильярд

© 2011 Гостиница "Лисичанск"
Карта сайта